Configurations Error(!)

Женщина в мужском мире

 altЕсли вам говорят: «в комнате появляется человек», кого вы себе представите, мужчину или женщину? Даю девяносто девять процентов: представите мужчину. А если ту же самую фразу вы поставите в прошедшем времени, то и представлять нечего, вам грамматика укажет на пол: вошел человек, стало быть, мужчина.

Женщина - тоже человек

Хотя, как говорится, женщина - тоже человек. То есть, в смысловом значении понятие «человек» включает в себя понятие «женщина». Ведь в русском языке есть разные слова. Мужчина - отдельно. Человек - отдельно. Стало быть, человек - более общее понятие, которое включает в себя понятие женщина. В отличие от английского языка, где «man» - это только мужчина, но никак не человек. И во французском, то же такая же штуковина: l`homme - это мужчина и человек, но никак не женщина. Русский язык, в этом смысле, более либерален по отношению к прекрасному полу. В нашем языке допускается, что женщина - человек. Но только в смысловом выражении. А в грамматическом смысле - нет. В грамматическом смысле «человек» - это мужчина. И точка. И никаких дискуссий. Ну, так что, спросите вы? Что тут такого?
А такое тут то, что русский язык, наш великий и могучий, заставляет нас, женщин, говорить о себе в мужском роде.

Начнем сначала...

Начнем сначала, с самого детства. Мама про свое чадо говорит: мой ребенок. А кто ребенок, мальчик или девочка? В понятии «ребенок» никакого различия нет. Мама говорит: мой ребенок такой непослушный, мой ребенок проснулся, мой ребенок поел, и так далее. То есть, о девочке говорят в мужском роде с младых ногтей, с пеленок, с песочницы. И как ей формировать свою женственность, когда она растет грамматически в мужском роде?
Далее мы идем в школу. Там тоже девочкам не легче. Первого сентября учительница поздравляет только учеников первого класса. Ученицы остались, видимо, за дверью.
Те, кто постарше, кому посчастливилось участвовать в большом веселом пионерском движении, помнит клятву: «Я, пионер Советского Союза, перед лицом своих товарищей»... Пионер, вот именно, что пионер. И Петя пионер, и Маша пионер. А где пионерка? Нет пионерки. Не пустили ее в организацию.
Ну, допустим, пионеров отменили. Хотя, жаль, но об этом не в этом тексте. Итак, отменили пионеров. Но школу-то, школу никто не отменял! И тут пошло: ученик, школьник. Нет, школьница в обыденной речи звучит совершенно нормально. Но если вы пойдете в магазин, то там будут продаваться «Товары для школьника». Товары для школьницы - и звучит-то как-то нелепо. Ученица - тоже в обыденном разговоре проскочит. Но в официальном документе? Контрольная работа учеников 5 «В» класса. А что, девочек в этом классе нет? Или девочек на учебное время срочно превратили в мальчиков?

Нет, не только на учебное. Навсегда. Потому что из малышей и ребят (кстати, малыш - тоже мужского рода, а малышка - это из области уменьшительно-ласкательного, вроде киски) дети превращаются в подростков. А подросток - это только мальчик! Потому что у подростка даже уменьшительно-ласкательной формы нет. Моя подростышка? Язык даже не поворачивается такое сказать.
Язык не поворачивается, а время идет, и наш малыш, ребенок, подросток (девчонок не берем!) идет на выпускной бал, на котором (в официальных речах и документах) присутствуют только выпускники. И ни одной выпускницы! И по телевидению поздравляют только выпускников. И на Красную площадь автобус везет выпускников. Как будто у нас везде и всюду только мужские школы! А школа - это тоже организация. Не пускают девочек в организации, и точка. Может, дальше будет легче? Ничего подобного!
В колледжах и вузах приветствуют абитуриентов и никогда абитуриенток. Зачетные книжки имеются у студентов, а студенток вообще на свете не существует.
Счастливая пора студенчества предназначается тоже только для мужчин, потому что любимый студенческий праздник называется День студентов. Студентки как всегда где-то на обочине, забытые обществом, то есть организациями, этим обществом учрежденные.
Чтобы не чувствовать себя в этом обществе забытыми начисто, девушки в шутку, особенно в мужских институтах, где готовят инженеров и программистов, говорят о себе в мужском роде. Ну, как, Наташа, ты уже пришел? Ну, что Светлана, ты зачет сдал?
О пользе, а, точнее, о вреде этих шуток поговорим позже.
Кто-то возразит: есть профессии, где женщины закрепили прочно свои позиции. Это учительница, продавщица. Но в штатном расписании, в официальном документе это все равно учитель, продавец. И конкурсы профессионального мастерства предназначены для мужчин, ибо называются «Учитель года», и праздник - тоже для мужчин, потому что День учителя. И чей праздник празднуют?
Нет праздника «учительницы», хоть и посвящают ей песни: учительница первая моя. Учительница есть, а праздника нет.
Есть профессии, которые в обиходе звучат с женскими окончаниями: стюардесса, доярка. Даже мужских норм от этих слов в речи практически не существует. Но в официальных документах, в штатном расписании, то есть, в официальных ОРГАНИЗАЦИЯХ, это все равно - бортпроводник, оператор машинного доения и так далее. Исключение сделали только медсестре.
А уж такие должности как директор в женском роде и вовсе не приветствуется. Директрисса - это что-то вообще ужасное. Хуже генеральши.

К чему это приводит?

Официальный мужской язык заставляет нас говорить не только в шутку в мужском роде. И часто мы, женщины, сами того не замечая, говорим о себе: «Вот и сам не знаешь, чего ты хочешь». К чему это приводит?
Для иллюстрации своего ответа, расскажу одну историческую быль.

Была такая гусар-девица Надежда Дурова. Именно по ее биографии режиссером Рязановым была создана милейшая романтическая история про Шурочку и поручика Ржевского.
Там все так миленько и красивенько, рюшечки, бантики и обморок при виде мышки.
Нет, в жизни было не так. Хотя была действительно такая девочка Наденька, любимая дочка отца, который рано потерял свою жену. Но кавалерист Дуров не оставил дочку нянькам-мамкам, а воспитывал ее в своей кибитке кочевой. С детства она играла не куколками, а сабельками, не погремушками, а пистолетиками. И во время патриотического подъема войны 1812 года, она, так же как и все отечество, пошла туда, на борьбу с оккупантами-французами. Не как Василиса Кожина, не в партизаны. Партизаны - это самодеятельность. А Наденьке хотелось быть профессионалом. Хотелось в мундире с эполетами ходить. И пошла.
Дальше было все как по фильму. Нарядилась мальчишкой безусым, прятала свое женское естество всеми правдами и неправдами, совершала подвиги, получала государственные награды, добилась специального разрешения носить офицерский мундир. Имела позволение быть офицером русской армии. И все было красиво и хорошо. В славное военное время, в тяжелое кризисное время.
Но чрезвычайное время кончилось. Но Надежда Дурова не сняла мужской мундир, не надела платье, не нацепила букли с бусами, не вышла замуж за сильного красавца поручика. Она осталась гусаром. В мужском военном костюме. И говорила о себе в мужском роде.
Я, Надежда, ходил в походы, рубил французов. Как вам картинка? Стареющая тетка с усами говорит о себе в мужском роде.

Безусловно, мы скажем, что у нее съехала крыша. Но почему же мы, современные женщины, не говорим о себе, что крыша съезжает, когда употребляем грамматические мужские конструкции? Но ведь фокус в том, что, попадая в общественные институты, женщины неизбежно становятся учитель-девицами, директор-девицами и говорят о себе в мужском роде.

Проходит ли это безнаказанно?

Проходит ли это безнаказанно? Разумеется, нет. Ведь наш организм получает ложные сигналы. Тело-то у нас женское, а команды на свои рефлекторные дуги мы получаем мужские. И как должно реагировать наше тело? Он путается. Оно, как компьютер, испытывает сбой в программе. Путается в первую очередь наше подсознание.
Наше подсознание - очень конкретная субстанция. Оно не знает чувства юмора. Не понимает иронии. Не умеет улавливать нюансы. Наше подсознание очень конкретное и лобовое. Оно знает только один смысл слова. Как маленький ребенок. Ты попросишь малыша дать ручку, и оно протянет тебе свою ладошку, а вовсе не шариковую самописку, которую имели в виду вы, а он, малыш, еще и не знает о существовании такого предмета. Подсознание реагирует на то, что знает.

При слове «коса» - красавица схватиться с длинные волосы, косарь - за колющий и режущий инструмент, а рыбак представит себе песчаную отмель, где каждые выходные расставляет удочки с друзьями.
Подсознание нам подсказывает тот смысл, который на поверхности. А на поверхности у нас - наше женское тело. С первичными и вторичными половыми признаками. Наше подсознание очень хорошо знает, что руководит оно женским телом. И когда получает мужские команды, оно не знает, куда эти команды отправлять. Где происходит сбой? В первую очередь происходят нарушения эндокринной системы. То есть системы, которая отвечает за обмен веществ, за обменные процессы всего нашего организма. Не случайно важный орган, который контролирует, который управляет этими процессами, называется ЩИТОВИДКА. От слова - ЩИТ. Щитовидная железа - это щит нашего организма.
Какая интересная штука этот язык! Сколько много интересного можно узнать, не выходя из дому, если поразмышлять над привычными словами, которые мы произносим каждый божий день.
Одно из самых популярных заболеваний в женской среде, это заболевание щитовидной железы. Она, эта железа, призвана защищать организм, как щит. Но этот щит - вякнет, мякнет, клякнет, именно потому, что в него попадают отравленные стрелы языка. Организм получает противоречивую информацию.

Что делать?

Что делать? Как выйти из этой ситуации? Менять язык. Ну не весь, конечно. А только некоторые языковые нормы. Ну, например, ввести женскую форму от слова человек. Например, «человечина». То есть, человечина - есть такое слово, но оно означает мясо человека. Предназначенное на съедение? Любопытно, что мясо, предназначенное на съедение, обозначается через женский суффикс. Сравните: граф- графиня, князь - княгиня. Телятина, свинина, баранина, говядина.
Но если повторять много-много раз: «Вошла человечина Татьяна Андреевна. Какая замечательная человечина наша Светочка», то язык привыкнет. Кстати, на написание фраз выше компьютер не среагировал как на стилистическую, а тем более, грамматическую ошибку. Потому что с точки зрения языка ошибок нет. Непривычно с точки зрения смысла. Но язык - живой организм, он меняется.
Правда, языковые нормы меняются дольше, чем даже законы в Думе. И тут тоже все зависит от законодателей. То есть, от законодателей языка. То есть, если найдутся такие люди, как литераторы, журналисты, дикторы радио и телевидения, которые будут говорить про женщин «человечина», то и нормы закрепятся в обыденной речи. В конце концов, немереное количество ошибок в речи и ударениях, благодаря усилиям языковых законодателей, успешно закрепляется в нашей речи. Сплошь и рядом говорим неправильно! И ничего. Великий и могучий не трещит по швам.

Маленькое отступление

А вот польский язык себя великим и могучим не провозглашает, а там очень даже легко звучит такая форма как «пани шефова». У нас это была бы «шефиня». Кстати, компьютер ошибку опять не заметил. Значит, есть такая норма в языке. Но почему-то не употребляемая. А зря. Потому что официальное признание для женщин очень важно. Это значит, что женщин признают не только в правах на бумагах, но и в официальных документах. То есть, в организациях. Это очень важно. Это значит, что женщина полноправно поселяется в обществе. Как женщина, а не как гуманоид непонятного пола.
Англичанкам, возможно, легче. В английском языке нет изменения по родам. «I was» одинаково относится и к мужчине и к женщине. Органично, соответственно, звучит businessman, businesswoman. В русском языке «женщина-предприниматель» - грамматический нонсенс.
Но это ведь не просто грамматический нонсенс. Это и поведенческий нонсенс. Наше тело получает команду: ты - женщина-предприниматель. И как прикажете этой человечине себя вести? Как мужику? Махать кулаками и материться? Или как женщине? Строить глазки и быть добренькой? Хорошенький получится бизнесвумен! Сначала матерится, а потом глазки строит.
Но не только женщины путаются и разрушают свои щитовитки. В совершенных непонятках находятся мужчины.
Сколько раз наблюдала: приходит на прием к психологу, то бишь ко мне, женщине, мужчина и начинает рассказывать о своих проблемах с женой. И все время говорит: «Этот человек... Он делает то-то и то-то... Я давно знаю этого человека...» Я обращаю внимание мужчин: вы про кого говорите? Про мужчину или про женщину? Кто у вас в женах? Что за существо? И они вздрагивают от удивления. Я? Правда? Я так говорю? Да, правда, правда. А как еще вы можете говорить? Ведь вы - современный прогрессивный мужчина, который признает, что женщина - человек. И вы, мужчина, запутались, с кем живете и с кем каждый день ложитесь в постель, с женщиной или с неким другим человеком. Потому и возникло желание сходить налево. Поискать ЖЕНЩИНУ.

Cухой остаток

Итак, сухой остаток. Хочу донести до сознания читателей и ЧИТАТЕЛЬНИЦ, что мой веселенький треп на самом деле приводит к серьезнейшим выводам. Мужской язык вредит здоровью женщин, а, следом, и мужчин. И это в общенациональных масштабах. Мужской язык путает наше подсознание, и люди совершают ошибки на поведенческом уровне. Что же делать?
Пути назад нет: равноправие провозгласило женщину человеком. Женщина действительно человек и она имеет право на такие же юридические права, как и мужчина. Это закреплено в Конституции. С этим во всем мире согласились все. Даже на Востоке. Давайте же будем и последовательными. Будем теперь устанавливать равноправие в нашем русском языке.
Для начала предлагаю внедрить слово «человечина» в смысле женский вариант человека. Предлагаю также внедряться в официальные документы, в штатное расписание, в ОРГАНИЗАЦИИ. То есть, давайте называться и писаться директриссами, шефинями, психологинями, учительницами, адвокатессами, бухгалтершами, стюардессами, доярками.

Есть другие мнения? Высказывайтесь!

Ирина Корчагина

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить




 
Анонсы

 
Читалка

 
Голосование

Друзья, как вы относитесь к сексу на одну ночь?








 
Рассылка

Подпишитесь на рассылку и получите в подарок сокращенную версию книги Ирины Корчагиной "Как заставить мужчин зарабатывать"